April 8th, 2012

... она-моя, они-мои...



Если бы я умела пользоваться фотошопом - то собрала бы эти картиночки в кучки по четыре. Или по две. Но я не умею - поэтому вот так. Выбирать одну-две самые хорошие не хочется, хочу чтоб были все. Вот когда наснимаю их несколько сотен - тогда сяду и выберу. А пока что это единственные снимки цыган, которые у меня есть.
А чувства у меня к ним самые противоречивые. Завороженный интерес и желание контакта, ну хотя бы рядом постоять. Лет в девять строила далеко идущие планы прийти на рынок, прибиться к табору и потом кочевать. Табор-тамбур-кочевать. Звучало сказочно - сказкой и оказалось: кочевать никто не собирался, некогда - если не считать кочевьем ежедневные поездки от Калуги до Малоярославца и обратно. Планы пришлось свернуть, но влечение никуда не делось. Ну, тут всё более-менее понятно - гены не пропьёшь, зов крови и всё такое. Прапрабабушку цыганку никто не отменял. Вот тянет меня к ним и всё. Но в то же время боязно. Потому что я верю - действительно верю - что они могут сделать что-то такое непростое. Например, как-то по-особому посмотреть - и привет. Или что-то этакое сказануть - и всё, приплыли, будешь ушами хлопать. Плюс к тому я не на луне живу, и про их преступные наклонности мне тоже прекрасно известно. Нафик, нафик тут стоять разинув рот, пойду-ка подобру-поздорову, пока не началось. Но при этом мне жутко обидно слышать, когда кто-то называет их преступниками, наркоторговцами, мошенниками, воришками и так далее. И тем более когда призывает принять к ним меры. Начинаю спорить, хотя крыть-то мне и нечем. Сама всё знаю. А вот слышать обидно! Потому что - мои. Тут как с роднёй: у меня самой могут быть какие угодно к ней претензии и счёты, но если кто-то другой начнёт выступать, дескать, да твои родственники вот такие-то и растакие-то - полезу драться. Ибо нехуй.

Вот увидела я это семейство - и разумеется обрадовалась как родным :) Установилась рядом и вперёд, кадр за кадром. Все трое увлечённо разглядывали мобилку - этакую диковину, и даже в голову им не приходило сначала, что их снимают - а это, надо сказать, сейчас редкость, шибко умные все стали и прекрасно знают, что если человек с фотоаппаратом не смотрит в видоискатель - это ещё ничего не значит. Но семейство ничего не подозревало и спокойно занималось своим делом. Пока поезд не выехал из-под земли на поверхность - стало гораздо тише, они услышали щелчок затвора и как по команде все втроём уставились сначала в объектив, а потом на меня. Я смотрела в окошко, по сторонам и вообще всячески делала вид, что я тут ни при чём, но понимала, что их не обманешь - даже не потому, что притворяюсь неправдоподобно, а просто потому что их не обманешь и всё: обманывать - их привилегия, а ты, мать, не умеешь - не берись. К счастью, как раз была моя остановка, я и вышла. "Такая противоречивая вся", конечно же: с одной стороны, была рада, что мне это удалось, с другой - было перед ними неудобно как-то и почти стыдно. Хотя, конечно же, я ничего плохого, и им никакого вреда - а всё же.

... Но смотрели они очень-очень пристально, и все втроём сразу. И я даже не удивилась, когда один (а потом и ещё один) снимок уже на компе приобрёл вот такой вид: аккуратнейшим образом повреждены только изображения людей - плакат на стене цел и невредим, красота:
Collapse )